Привет, Гость ! - Войти
- Зарегистрироваться
Персональный сайт пользователя Выше радуги: pechalka.www.nn.ru  
пользователь имеет статус «трастовый»
портрет № 289606 зарегистрирован более 1 года назад

Выше радуги

она же Печалька по 16-03-2015
настоящее имя:
Наталья Викторовна
Портрет заполнен на 71%

    Статистика портрета:
  • сейчас просматривают портрет - 0
  • зарегистрированные пользователи посетившие портрет за 7 дней - 15

Отправить приватное сообщение Добавить в друзья Игнорировать Сделать подарок
Блог   >  

ОТНОШЕНИЯ С МАМОЙ КАК ИНДИКАТОР ГОТОВНОСТИ К БРАКУ.

  17.01.2016 в 11:25   153  

ОТНОШЕНИЯ С МАМОЙ КАК ИНДИКАТОР ГОТОВНОСТИ К БРАКУ.
Просмотреть или сохранить оригинал: ОТНОШЕНИЯ С МАМОЙ КАК ИНДИКАТОР ГОТОВНОСТИ К БРАКУ.

Автор статьи: Владимир Берхин

Периодически знакомые мне рефлексирующие юноши начинают думать о том, а готовы ли они к браку. Ну то есть, начитавшись православных книжек, они уже выяснили, что брак — это ужас как тяжело и ответственно, оглядевшись вокруг — уже прикинули, сколько браков окончилось неудачно, а немного подумав — оказались перед необходимостью осознать степень собственной готовности к этому делу.

Об этом и поговорим.

Оставляем за скобками отношения с избранницей. Про это есть отдельный текст, в конце концов.

Здесь будет про внутренний мир самого юноши. Как понять, готов ли он к объединению двух людей в «едину плоть».

Опять же — я не знаю, как там у девочек, а у мальчиков индикатором готовности к браку служит мама. Мама — это главный учитель всего, что связано с семьёй в жизни почти любого российского мальчика. Так уж повелось в нашей стране хронической безотцовщины. Исключения бывают, но именно как исключения.

И потому именно отношения с мамой должны подвести человека к рубежу взрослости. Эти отношения проходят несколько стадий и совершенно не зависят от личных качеств мамы и сына. Мама может быть идеальной, может быть ужасной, сын может быть каким угодно — всё равно им надо пройти некоторый путь.

Упростим количество стадий этого пути до трёх, хотя конечно, можно найти и более дробные деления.

Первая стадия — детство. Это когда мама есть высший, главный и основной регулятор жизни в семье. В детстве ребёнок всё время на маму оглядывается, и нет хуже греха, чем расстроить мамочку. Мама может своим жёстким «нет» остановить любой порыв (можно поплакать или поругаться, но придётся смириться, ибо мама важнее).

А на любое важное действие непременно нужно материнское «да», даже если дело её вовсе не касается — просто потому что она главная. Да, какие-то мамы дают сыновьям больше воли, какие-то меньше, где-то есть авторитетный отец, где-то его нет, но в силу российских традиций организации педагогического процесса в семье — всё в конечном счёте замыкается на маму.

Так вот, в этой стадии запросто можно застрять на всю жизнь. Мама может давно быть где-то далеко — но при этом остаться на своём пьедестале непререкаемого авторитета, высшего контролирующего органа, без санкции которого ничего важного не может произойти.

И на этой стадии к браку мужчина категорически не готов. Ну какой брак ребёнку? В самом лучшем случае он замучает жену бесконечными сравнениями с материнским домом, где пироги были мягче и полы чище, а в худшем — превратится в тихого подкаблучника, поставит жену на мамино место и будет бегать к ней за санкцией на каждый чих, возлагая на неё решение всех жизненных проблем.

Проверить себя на предмет застревания в этой стадии несложно. Попробуйте представить себе ситуацию — или вспомнить, они неизбежны — когда некий ваш серьёзный шаг «очень не понравился маме». Не навредил ей, не навредил вам, а просто ей не понравился. И если вы оказались не способны его сделать — значит, и жениться вам рановато. Идите взрослеть.

Потому что следующая стадия — это подростковый возраст. В норме мальчик в этом возрасте с мамой борется. Он пытается выйти из-под материнского контроля и опеки, доказать себе и другим, что он уже взрослый. Разумеется, через раз совершая бессмысленные демонстративные поступки во вред себе и другим, бунтуя ради бунта.

При этом мальчик прекрасно знает, что, в общем, «делает плохо», но продолжает признавать за мамой высшую контролирующую силу (хотя уже и отказывает ей в праве санкционировать свои действия) и стремится из-под этого контроля всячески вывернуться. Однако этот контроль ощущается, и ощущается болезненно.

Опять же, этот период может продолжаться сколько угодно долго, не зависит от реальных мамы и сына и тоже мало годится для заведения собственной семьи.

Огромное количество браков заключается сыновьями, которые увидели в легальных отношениях с женщиной возможность свалить от мамочки, а то и досадить ей. Однако, избавившись таким образом от контролёра, они не переросли его, а просто заменили на другого. Не научившись вполне быть самим собой, жить без оглядки на «взрослых», мальчик будет искать их снова — хоть для того чтобы они его поддерживали, хоть для того чтобы с ними бороться.

И его жена рискует внезапно оказаться вместо надёжной семейной лодки на театре военных действий, когда настоящая жизнь её мужа — это всё ненормативное, всё неправильное, всё «бунтарское», а сама она — помеха на пути его развития. Хотя дело не в том, что она, такая и сякая, препятствует свободному самовыражению творческой личности или просто любимому саморазрушительному хобби. Нет, просто эта самая личность не выросла из подросткового типа отношений с миром, который надо бесконечно пробовать на прочность без особого смысла и цели.

Проверить себя на предмет жизни на стадии подросткового бунта опять же несложно. Просто пронаблюдайте — делаете ли вы что-то «маме назло» из соображений «потому что мама не велит». Если такого много, если это для вас обычное дело — опять же, сворачивайте в трубочку мечты о браке и шагом марш взрослеть. Если, конечно, в ваши планы не входит увеличить количество несчастных женщин на планете.

Взрослые отношения мамы с сыном могут быть хорошими или плохими. Мама и сын могут быть бесконечно важны друг для друга или быть в ссоре, сын может относиться к матери со средневековой почтительностью или же вспоминать о ней раз в год по обещанию — это не так уж важно. Важно, что это именно отношения двух автономных людей, которые признают друг за другом право быть самими собой.

Сын становится взрослым в тот момент, когда мама теряет контролирующие или санкционирующие функции, когда он перестаёт спрашивать её «а можно я» или думать «а вот тебе». Когда он наконец понимает, что мама — в прошлом, а он сам себе ищет цели, сам за себя отвечает и сам себя, в конечном счёте, оценивает — или свободно передаёт оценку тому, кто ему важен.

Вот тогда можно уже и про свадьбу подумать.